Здесь тыл был фронтом 28.07.2020

Бригада слесарей-ремонтников заводи им. Фрунзе (слева на право) бригадир С.С. Птушкин, Х.А. Кулешов, Г.Е. Москаленко и В.И. Конов вырабатывают более двух с половиной норм.

Фронтовая группа мастера А. И. Умёнушкина обсуждает задание по новому изделию.

Бригадир фронтовой бригады гайконарезчиц завода им. Сталина В. Ф. Горюнова. 7 апреля 1945 г.

Молодой рабочий завода им. Ворошилова. 1942 или 1943 гг.

Из повседневной жизни рабочих куйбышевских предприятий в годы войны

Евгений Малинкин

В этом материале начальник отдела использования архивных документов СОГАСПИ, к. и. н. Евгений Малинкин представляет интересные факты из жизни Куйбышева по документам двух самарских областных архивов, Центрального и архива социально-политической истории (бывшего областного партийного архива). Большая часть используемых материалов — это документы Куйбышевского обкома ВКП (б). Еще одна большая группа материалов — это документы комсомольских органов, в первую очередь Куйбышевского обкома комсомола. В его функции в первую очередь входила организация повседневности молодежи города, среди которой большое число составляли молодые рабочие эвакуированных предприятий.

С наибольшими трудностями в плане быта сталкивались рабочие и их семьи, проживавшие на Безымянке. Расселение изначально шло во временные общежития, для чего нередко использовались здания клубов и школ, часть персонала расселяли в бараках, в том числе бывших лагерных. Но не хватало даже и такого, приходилось жить и в землянках (на заводе № 525 даже к концу 1942 года в землянках ютилось 4500 человек), а также нормальных помещений для столовых, душевых и т. д. Рабочим приходилось обустраивать свой быт буквально из ничего. Скученность была такой, что на человека приходилось не более 3 кв. м. жилой площади. В одной комнате на соседних нарах в бараке располагались порой 2-3 семьи. Спать приходилось порой даже на полу в рабочей одежде. В первую военную зиму 1941–1942 годов жители рабочих общежитий и бараков столкнулись с тем, что их жилища совершенно не подготовлены к холодам — не было утепления, достаточного количества дров. В результате с началом холодов некоторые рабочие, как, например, это имело место на заводе № 18, оставались ночевать прямо в цехах. Чтобы согреться использовался любой подручный горючий материал — фанера, разломанные нары, ящики для мусора. Несмотря на контроль со стороны обкома партии огромной проблемой для рабочих был и недостаток теплой одежды и обуви. На том же заводе № 18 фиксировались случаи, когда люди приходили на работу, завернувшись в одеяла.

Постоянной проблемой были нехватка или отсутствие хозяйственного инвентаря, столовой посуды, грязь и мусор в бараках. Постельного белья, предоставляемого в бараках и общежитиях, нередко не хватало, при этом оно не менялось порой по несколько месяцев. Похожая ситуация была даже с нательным бельем, плюс ко всему нередко не было возможности посетить баню в течение более двух месяцев из-за отсутствия дров, а также воды и неисправности печей. Дефицитом было также и мыло. Не удивительно, что бараки и общежития были полны клопов, мышей, а завшивленность стала обыденной проблемой. Вопиющий случай, отмеченный руководством обкома партии, произошел в школе ФЗО № 14, где от вшей пострадали сразу 145 учеников.

Заводские столовые, фабрики-кухни имели схожие проблемы. Холод и грязь были спутниками заводчан, в том числе и там. Стоять в очереди за скудным обедом приходилось иногда 2 часа. При этом не хватало стульев, вилок и ложек, даже питьевой воды.

Суровым военный быт был и у заводской молодежи. В общежитиях школ ФЗО и ремесленных училищ быт не сильно отличался заводского. Несмотря на попытки комсомольских органов создать культурную программу, улучшать дисциплину в молодежных общежитиях, именно с этим были основные проблемы. Особенно тяжелой была ситуация с одеждой и обувью. Как правило ученики имели всего одну пару белья, парусиновую обувь, телогрейки и ватные брюки были далеко не у всех. На одном из предприятий был зафиксирован случай, когда трое подростков постоянно ночевали в своем цехе, так как их одежда была в таком состоянии, что они стеснялись идти в общежитие. Условия быта не способствовали нормальной трудовой дисциплине, в результате чего бывали случаи, когда целое общежитие в Юнгородке могло не выйти на работу. И это в условиях военного времени, когда необходимо было постоянно увеличивать темпы и качество работы! И здесь весь "комфорт" ученики создавали сами: делали ремонт и утепляли комнаты, изготавливали ложки, столы и стулья, тумбочки, даже наборы шахмат, шашек и домино, обустраивали спортивные площадки. Чтобы искоренить хулиганство и другие асоциальные проявления организовывались кинопросмотры, создавались музыкальные и спортивные кружки.

С 1 ноября 1941 года Куйбышевская область стала жить в условиях карточной системы распределения продуктов питания и промтоваров. На предприятиях централизованное питание организовывалось с помощью фабрик-кухонь. Как уже говорилось ранее, проблемы здесь были все те же — плохая отапливаемость кухонь и столовых, антисанитария, недостаток мебели и утвари. Что касается повседневного меню, то оно не отличалось разнообразием. Чаще всего оно состояло из супа, лапши, картофеля "в мундире", гуляша без гарнира. Иногда на обед предлагалось всего одно блюдо, овощи были в дефиците, не хватало талонов на крупяные блюда. Меню чаще всего составлялось на один день исходя из наличия каких-либо круп. Актуальной проблемой была даже доставка. Из-за ручной доставки нередко из блюд расплескивались все жиры, что снижало и без того невысокую калорийность. Чтобы обеспечить себя витаминами, в общежитиях училищ организовывались поездки за Волгу, где набирался дикорастущий лук, щавель и т. д. Все это приводило к тому, что в городе постоянно сохранялась опасность эпидемий кишечных заболеваний, значительная часть населения страдала от авитаминоза, вирусных заболеваний, особенно гриппа и воспаления легких.

В особо тяжелых бытовых условиях находились дети в детских домах и детских садах, в основном это касалось эвакуированных и оставшихся без родителей. Например, в Дзержинском районе Куйбышева 165 детей из детского дома питались по такому меню: утром чай с хлебом и в лучшем случае с 40-50 г сыра, в обед постный суп и чай на ужин. На одного ребенка в сутки в среднем расходовалось 70 г крупы, 16 г растительного масла, столько же сахара, 50 г сыра или рыбы и 600 г хлеба. Никаких других продуктов для детей не отпускалось, так указывалось в справке уполномоченного КПК при ЦК ВКП (б) по Куйбышевской области на имя секретаря горкома от 7 июня 1943 года. Мясо же заменялось тем же сыром, рыбой и гороховыми консервами, сахар заменялся пряниками, жиры некачественным растительным маслом. Не лучше обстояло дело и с бытовым обслуживанием детей этого детдома. Постельное белье не менялось несколько недель, в палатах имелись паразиты, большинство детей ходили босыми, кроме столов не было никакой мебели, в результате чего дети работали и принимали пищу стоя. Рабочие комнаты были не оборудованы даже минимально. И это был лучший детдом района, основанный только в 1935 году и находившийся в хорошем здании. Аналогичная ситуация была и в прочих детских учреждениях района. Не хватало площадей для учебного и производственного обучения, помещения нередко занимали посторонние лица. Один из детских садов района не имел практически ничего — ни кухни, ни раздевалки, ни кладовой, а также уборной и водопровода.

Для матерей частью повседневной жизни были 3-4 часовые очереди за детским питанием. Давка, теснота и духота, грязь на кухнях — все это приходилось выдерживать женщинам, часто приходившим вместе с детьми. При этом из-за отсутствия дров станции детского питания могли вообще не работать, а значит, дети оставались без необходимого питания. Тяжелейшие условия были и в детских больницах, институте охраны материнства и детства, родильных домах. Питание больных детей в яслях и больницах было чрезвычайно скудным. Так, в инфекционной больнице на 7 февраля 1942 года завтрак состоял из чая без сахара и хлеба, обед — из постной лапши и хлеба, ужин — тоже самое, что и на завтрак. В яслях детей до 1 года кормили мучной кашей на полумолоке (молоко с долей растительного жира более 50%). Детям старшего возраста отпускались постный суп-лапша и чай с молоком без сахара. Все это приводило к ослабленности детей и к повышению смертности.

Подобные повседневные тяготы, а порой и совсем невыносимые условия приводили к дезертирству с предприятий. Эти случаи фиксировались и среди эвакуированных рабочих, среди учеников ремесленных училищ, особенно тех, кто прибывал из районов, даже среди прибывших для работы или учебы в Куйбышев из других областей и республик. Так, на одном из авиационных заводов за 1942 год дезертировало почти 4 тысячи человек. Там же по причинам болезни и невыясненным обстоятельствам не выходило на работу более 1000 человек ежедневно.

Среди основной части населения города наибольшее недовольство вызывала необходимость делиться с эвакуированными частью своих квартир и домов. Решениями Куйбышевского облисполкома и горисполкома в июле 1941 года районным исполкомам предоставлялось право уплотнения граждан, проживающих в государственном (за исключением жилого фонда Военведа, НКВД и НКГБ) и частновладельческом жилых фондах для предоставления жилой площади заводам НКАП. Данным решением в распоряжении основных квартиросъемщиков оставлялось не более 5 м² жилой площади на человека. Производилось уплотнение жилплощади граждан, проживающих как в государственных, так и в частновладельческих домах городов, поселков и сел. В сводках Управления НКВД Куйбышевской области зафиксировано немало случаев явного недовольства работников различных предприятий, учреждений, работников железной дороги. В первую очередь это касалось именно вопросов подселения и переселения, звучали пораженческие и антиправительственные настроения. В результате наряду с огромным патриотическим настроем соседствовали и такие настроения.

Указанными документальными фактами жизнь в военном Куйбышеве, конечно, не ограничилась. Хотелось бы подчеркнуть прежде всего то, что несмотря на такие тяжелейшие условия, недовольства, жители города прикладывали все силы, чтобы помочь фронту. Более 50 тысяч боевых самолетов, тысячи минометов, миллионы снарядов, гранат и патронов, десятки тысяч комплектов обмундирования, тонны продуктов, огромная помощь, оказанная блокадному Ленинграду, освобожденным от оккупации областям, тысячи рублей, собранных в Фонд обороны, на самолеты и танки — вклад куйбышевцев в общее дело победы был огромным. Вспоминая трудовые подвиги фронтовых и комсомольских бригад, малолетних тружеников тыла необходимо помнить, в каких условиях проходил каждый их день в те страшные годы.